Главная / Инвестиционная привлекательность региона / Статьи

Анатолий Бровко, вице-губернатор Волгоградской области: «Мы не отказались ни от одного инвестиционного проекта»

Автор: Геннадий Сарагосов, специально для V1.ru 17.06.2009

– Анатолий Григорьевич, вы стали единственным представителем Волгоградской области в «первой сотне» резерва управленческих кадров, находящихся под патронажем Президента Российской Федерации. Изменились ли в связи с этим ваши обязанности, появилась ли дополнительная нагрузка или наоборот – требования смягчились?

 – Я, наверное, огорчу вас, сказав, что каких-то изменений в моих функциях не произошло. Попадание в какие-либо списки, а в нашем случае – президентскую сотню, вовсе не означает изменения моих обязанностей, которые, безусловно, распределяются моим непосредственным начальником – губернатором. Как были, так и остались, те функции, которые были утверждены в постановлении о распределении обязанностей между замами и первыми замами. Пожалуй, исключением стало лишь то, что с апреля курирует меня не первый заместитель губернатора, господин Шилин, а первый заместитель по промышленности – господин Стефаненко. В связи с этим у меня появились дополнительные элементы моих функциональных обязанностей, связанные с работой нашей промышленности. Но то, что меня начал курировать Стефаненко, объясняется лишь тем, что губернатор выстраивает очень правильную вертикаль областной власти, приводя ее в соответствие с федеральными структурами, подводя под одну вертикаль и промышленность, и торговлю, и предпринимательство.

 Однако все же хочу отметить, что попадание в президентскую сотню – с одной стороны почетно, но с другой стороны – налагает очень серьезную ответственность. Я думаю, что меня понимает каждый, кто попал в эту сотню, неважно – чиновник, коммерсант или руководитель крупного промышленного предприятия. Никаких дополнительных функций со стороны администрации президента не возложено, но в то же время ответственность за выполняемые функции увеличилась.

 – Может быть, это простое совпадение, но сразу же после того, как объявили о вашем попадании в президентскую сотню, практически все волгоградские политологи стали называть вас возможным кандидатом в губернаторы Волгоградской области.

 – Работа, наверное, у политологов такая – рассуждать о возможных кандидатах. Лично я в данный момент не вижу к этому никаких посылок. Меня об этом же неоднократно спрашивали журналисты, особенно во время визита представителей администрации президента. Мол, вот, приезжают. А с какой целью? Наверное, будут делать какие-то выводы, какие-то кадровые решения? Я же всем с уверенностью говорю, что пока никаких кадровых вопросов приниматься не будет. Губернатор должным образом выполняет свои функции, соответственно, в регионе присутствует стабильность. Поэтому и сейчас я утверждаю, что мнение, озвучиваемое политологами, по меньшей мере, является преждевременным.

 – В преддверии встречи «сотни» с президентом России каждому участнику была дана возможность представить свои предложения по стабилизации экономики страны в условиях кризиса. Воспользовались ли вы этой возможностью?

 – Да. У меня было 16 конкретных предложений, озвучивая которые я имел в виду в том числе и проблемы Волгоградской области. Можно было бы написать и сто тезисов, но я не преследовал цели уложиться в какое-то количество, а напротив – целью было качество. Более того, я обратил внимание на возможные изменения, которые могли бы произойти после принятия соответствующих решений на уровне президента.

 – Что именно показалось вам наиболее важным?

 – Мои предложения касались различных отраслей и видов деятельности, причем не только инвестиционной. Так, я считаю, что, пользуясь примером других стран, необходимо принять решение о предоставлении полномочий регионам формировать особые зоны регионального развития. Мы знаем, что такие полномочия были предоставлены министерству экономического развития, в составе которого в 2005 году было создано агентство по особым экономическим зонам. Возглавивший его генерал Жданов почему-то принял решение, что эти зоны должны быть технико-экономические, производственные, промышленные, рекреационные зоны, портовые... Что это за зоны? Это такие зоны, которые пользуются преференциями, в первую очередь, по льготному налогообложению. Во вторую очередь – по аренде на землю. В третью очередь, это упрощенный таможенный льготный режим и так далее.

 Я уже не говорю о субсидиях, которые выделяются из федерального бюджета на создание таких зон. Но, к сожалению, на мой взгляд, таких зон очень немного, хотя они могли бы дать достаточно сильный толчок для развития экономики многих и многих регионов. Не нужно бояться создавать льготы таким зонам. Возьмем Китай, где эта практика распространена повсеместно. Любой регион инициирует создание такой зоны – да ради бога. Создавайте. У нас почему-то наоборот. На одном из первых совещаний, где обсуждалось, сколько зон должно быть в России, один из руководителей торгово-промышленной палаты, Антон Данилов-Данильян, сказал, что эти зоны надо создавать повсеместно. Я с ним полностью согласен. Что касается Юрия Жданова, то он сказал – нет, такими льготами должны пользоваться только избранные. Поэтому одно из моих предложений – дать полномочия регионам самим создавать особые экономические зоны регионального значения. На сегодняшний день, к сожалению, действующее законодательство не позволяет дать региону таких полномочий. А я еще раз говорю, что в первую очередь это был бы серьезный инфраструктурный толчок в развитии любого региона России. Это одно из предложений.

 Далее. Один из основных национальных проектов – развитие доступного жилья. При этом существует важнейшая проблема в том, что по всей стране повсеместно происходят спекулятивные операции с землей. Есть очень много нерадивых чиновников, пользующихся своим служебным положением и неэффективно распределяющих участки. По прошествии какого-то времени мы видим, что эти выделенные участки попросту не востребованы. На них ничего не строят. Поэтому я предложил ввести прогрессирующую шкалу земельного налога. Вне зависимости от того, сельскохозяйственные ли это угодья, либо это земля, которая выделена в аренду под застройку коммерческой недвижимости, жилья или других объектов. Если этот участок не используется по назначению либо вообще не используется по истечении какого-то срока, то арендная плата должна быть на порядок выше. Неважно, кому и зачем была выделена эта земля. Но организация, которая приняла решение строить то или иное здание, сооружение, объект, должна понимать, что, если она не уложится в нормальные и вменяемые сроки, которые предоставляются при проектировании, то она будет вынуждена платить в несколько раз больше.

 – Какие еще проблемы вы посчитали значимыми для области и страны в целом?

 – Также я предложил президенту дать нашим государственным вузам возможность вкладывать в виде патентов свои изобретения в уставный капитал коммерческих организаций. По действующему законодательству сейчас это невозможно. Но это откроет путь коммерциализации новых российских изобретений. Мы ведь переходим на инновационный путь развития страны. Я говорю о тех вещах, которые не требуют бюджетного финансирования. В то же время после принятия этих решений и их реализации они дадут определенный толчок в развитии региона. Первое – это даст коммерциализацию, то есть внедрение изобретений в коммерческие организации. И второе – это дополнительное финансирование государственных образовательных учреждений и стимул к новым изобретениям для тех научных сотрудников, которые работают в этих институтах. Более того, нам это подсказывает опыт других стран, которые пережили кризис. К тому же, это безусловно даст энергию развитию коммерческих связей, коммерческих взаимоотношений и дополнительному спросу. Меня обрадовало то, что на это предложение, которое, возможно, выдвинул не я один, уже обратили внимание, и сейчас обсуждение этого вопроса идет в рамках Государственной думы.

 Еще одно предложение, которое я считаю немаловажным, касалось устранения конфликта между губернатором и мэрами столичных городов. Я понимаю, что это, может быть,не совсем демократично, но я полагаю, что мэры столичных городов должны быть назначаемы, либо их кандидатуры должны быть предложены губернатором на выборах. При этом избранные или назначенные мэры должны быть заместителями губернаторов. В результате изначально запрограммированный конфликт между главой области и главой столицы региона должен исчезнуть или, по крайней мере, значительно уменьшиться.

 – Давайте перейдем с общероссийских проблем на проблемы региона. Основной вопрос – это инвестиции. Раньше о них много говорилось, мол, Волгоград найдет, Волгоградская область приведет, в Волгоградскую область уже идут... Но судя по всему, в последнее время помимо компании «Еврохим» никто не пришел. Сейчас кризис, и, получается, об инвестициях региону вообще придется забыть?

 – Это не совсем так. Те наработки, о которых мы говорили в начале прошлого года, превратились в конкретные подписанные соглашения между губернатором Волгоградской области и инициаторами этих проектов. Качество проработки этих инвестиционных проектов намного превышало предыдущие. Единственный проект, который так и оказался нереализованным, – это желание первой в мире компании по гостиничному бизнесу «Акор» построить в Волгограде гостиницу. Они неоднократно приезжали сюда, выбрали площадку, и наш уважаемый мэр подписал соглашение о строительстве четырехзвездочной гостиницы «Софитель». Было выбрано место возле площади  Чекистов. Были учтены все требования, предъявляемые господином мэром, компания зарегистрировала в Волгограде фирму... Но по прошествии двух лет площадка так и не была выделена, и мы получили отказ. А лично мне непонятно, почему такие серьезные мировые бренды получают отказ. Ведь это инвестиции, это рабочие места, это облик города, имидж, престиж... Это один из проектов, который не был реализован не по причине отказа того же инициатора проекта.

 Также позволю себе не согласиться с вами по поводу того, что у нас не реализуется больше никаких проектов, кроме «Еврохима». Недавно мы говорили об одном из серьезных, масштабных проектов – строительстве Центра водных видов спорта. Он строится. Вопреки всему – строится рядом с Ледовым дворцом в Дзержинском районе. Вопреки кризису этот проект развивается. Участники его: заказчики, генподрядчик, субподрядчики, инвесторы – все они зарегистрированы в Волгоградской области. Они наши, местные, волгоградские. Этот проект будет осуществляться только так, без привлечения каких-либо сторонних организаций.

 – Но здесь возникает еще один вопрос: может быть, пришло время прекратить обращать столь пристальное внимание на торговлю и развлечения и обратить повышенное внимание на промышленность и инфраструктуру? Может, сейчас городу и области не нужен спортивный центр, а нужен новый, к примеру, завод?

 – Категорически не согласен. Центр водных видов спорта – это социальный объект, не коммерческий в принципе. Он нужен для становления личности, для воспитания сильных характером и здоровьем людей. Спорт всегда закаляет. Я никогда не относил спорт в разряд развлечений. Это необходимое, полезное, нужное дело, которым должен заниматься человек с детства.

 А что касается промышленных предприятий, то необходимо отметить, что сейчас заканчиваются работы по выделению земли в Краснооктябрьском районе Волгограда для строительства газобетонного завода. Кроме того, мы провели конкурс, и наша волгоградская компания выиграла право на застройку 58-го квартала, где сейчас находятся детская инфекционная и областная туберкулезная больницы, не отвечающие никаким требованиям. Выигравшая компания по условиям конкурса обязана построить две новые больницы в районе кардиологического центра. Площадки уже выделены. Уже подписаны договоры с ними, сейчас процесс на стадии проектирования этих больниц. Чем не инвестиционный проект? Серьезный социальный инвестиционный проект.

 Да, немного тормозится проект строительства Ольховского цементного завода. Опять же, чудес не бывает. Кризис на улице. Но проект не остановлен, а приостановлен, и от него инвесторы не отказываются. Инициатор проекта скупил более двух с половиной тысяч гектаров земли в Ольховском районе. Инвесторы тратят деньги, бурят скважины, делают химанализ мела... Работы проделано уже очень много. Да, проект немного приостановился. Но не заморозился. Никто не отказывается от него.

 А венчурный фонд, одна из серьезных форм поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства? Он состоялся. И деньги на него есть. Мы нашли частного инвестора, который вложил в этот фонд 140 миллионов рублей. Кроме того, скоро мы уже начнем финансировать те проекты, которые получат одобрение на научно-техническом совете Волгоградской области. Это не развлечения. Это форма поддержки. Это реальные инвестиционные проекты, которые будут реализовываться, несмотря ни на что.

Возврат к списку